Тактические ошибки медицинского персонала скорой и неотложной помощи

Частота, характер и причины возникновения тактических ошибок и клинической медицине вообще, и на догоспитальном этапе, в частности, до сих пор недостаточно изучены, и им не уделяется должного внимания. Это, по-видимому, связано с неверным представлением о том, что в медицине, как правило ошибки встречаются в области диагностики (Г. Скрипкару, Т. Чорня, 1983). Тогда как, по данным И.И. Краковского и Ю.Я. Грицмана (1959), тактические ошибки составляют 24-25% всех хирургических ошибок. У врачей и фельдшеров СМП тактические ошибки встречаются в 30% всех выявляемых дефектов, в ряде случаев послуживших причиной смерти больных на догоспитальном этапе.

Причинами часто допускаемых дефектов в тактики являются не только недисциплинированность медицинских работников, низкий профессиональный уровень и другие, зависящие от их индивидуальных качеств, но также и организационные недочеты в работе станции скорой медицинской помогли. Кроме того, недостаточное освещение проблем тактики на догоспитальном этапе в литературе, разрозненность и противоречивость имеющихся сведений, отсутствие специальных учебно-методических пособий по вопросам организации тактики выездных бригад затрудняют приобретение медицинскими работниками СМП полноценных знаний по тактике. Все это и побудило автора на основе имеющихся литературных данных, разбора, анализа и систематизации медицинских ошибок, уроков, извлеченных из практики апробирования различных путей и методов сокращения дефектов в лечебно-диагностической деятельности выездных бригад СМП обобщить накопившийся опыт в настоящей работе. Рекомендации, здесь изложенные, могут оказаться полезными не только для врачей, фельдшеров и организаторов СМП, но также для интернов, студентов старших курсов медицинского института и медицинских училищ.

Тактика (греч. taktike — способы достижения цели, линия поведения. В медицине тактика наряду с диагностикой составляет основу лечебного процесса. Тактика на догоспитальном этапе — это сумма мероприятий, позволяющих в каждом отдельном случае, с учетом конкретной обстановки, обеспечить наиболее верное достижение цели: своевременность и эффективность оказания экстренной медицинской помощи и безопасность транспортировки в стационар по показаниям или преемственность наблюдения и лечения больного в необходимых случаях на дому (табл. 1). Тактика должна быть направлена не только на быстрейшее устранение или стабилизацию уже развившихся нарушений функций жизненно важных органов, но и на предупреждение возможных жизнеопасных осложнений (т. е. носить превентивный характер). От медицинского работника скорой медицинской помощи тактика требует таких черт характера, как решительность, настойчивость, умение быстро и правильно принимать решения в любой обстановке.
Тактические действия могут осуществляться, но показаниям, в совокупности или порознь в зависимости от характера заболевания, обстоятельств и места случая.
Так, например, линейная бригада в составе врача и фельдшера выехала на улицу по поводу травмы. Диагноз: «закрытый перелом бедра, шок II». В данном случае действия бригады сводятся к оказанию экстренной помощи на месте происшествия транспортной иммобилизации, противошоковым мероприятиям (обычно в санитарной машине) и немедленной транспортировке в травматологический стационар с отзвоном в диспетчерскую по рации или из приемного покоя. Как видим, из тактических мероприятий здесь выполнено два: транспортировка и отзвон в диспетчерскую (бюро госпитализации, где оно есть) по факту госпитализации и окончания вызова.
Другой вариант: выезд ЛП на квартиру по поводу потери сознания. Диагноз: «профузное желудочное кровотечение, геморрагический шок II-III ст».
В этом случае необходима совокупность тактических действий: установление одноразовой капельной системы для внутривенного введения Полиглюкина (или других кровезаменителей), немедленная госпитализация под защитой инфузионной терапии в хирургический стационар с предупреждением приемного покоя. В случае значительной отдаленности стационара вызов в пути (по рации) специализированной, БИТ-бригады.
Третий вариант: Выезд ЛБ по поводу болей в области сердца. Диагноз: «ИБС, нестабильная стенокардия». Оказана необходимая экстренная помощь. Предложена госпитализация. Получен отказ больного. Следует назначить актив участковому врачу, то есть осуществить одно из возможных тактических мероприятий — вызов врача на дом из поликлиники.
Четвертый и пятый варианты: Выезды на аварии и катастрофы с большим количеством жертв и случаи смерти на догоспитальном этапе (выезд к трупу, смерть в присутствии бригады), как правило, требуют осуществления совокупности действий лечебно-тактического и юридического характера, а также взаимодействия со старшим врачом диспетчерской, с приемным покоем, службой МВД.


 

Мероприятия, составляющие основу тактики выездных бригад скорой медицинской помощи:


1. Экстренная госпитализация больных и пострадавших, рожениц, взаимодействие с приемными покоями стационаров.
2. Транспортировка больных и сострадавших, с соблюдением необходимых условий безопасности и мер профилактики жизнеопасных осложнений или борьбы с ними в санитарной машине.
3. Взаимодействие бригады с диспетчерской службой (старшим врачом, диспетчером).
4. Обеспечение преемственности в наблюдении и лечении через поликлиническую службу больных с неотложными состояниями, оставленными бригадой СМП дома.
5. Осуществление вызова специализированной бригады в необходимых случаях.
6. Взаимодействие выездной бригады со службами МВД в криминальных социально опасных случаях.
7. При авариях и катастрофах с большим количеством жертв обеспечение выездной бригадой, первой прибывшей в очаг массового поражения (ОМП), первичной сортировки пострадавших и оказание реанимационной помощи, руководство действиями прибывающих бригад СМП и информацией старшего врача диспетчерской.
8. Осуществление совокупности действий лечебно-тактического, диагностического и юридического характера в случаях смерти больных, происшедшей на догоспитальном этапе, в зависимости от ее причины, вида, обстоятельств и места случая.


 

Взаимоотношение диагностики и тактики


Принято считать, что в лечебно-диагностическом процессе тактика занимает подчиненное положение (вначале — диагноз, потом — тактика). Но это суждение не бесспорно, так как в основном находит свое воплощение и условиях стационара (да и то не всегда, пример хирургии, М. Виккер). В условиях скорой помощи, где возможности точной диагностики ограничены и диагноз, по меткому выражению старых немецких клиницистов, нередко приходится ставить по принципу: diagnose durch die Hose («диагноз через штаны»), тактика приобретает первостепенное значение. Кроме того, она может оказывать положительное или отрицательное влияние на качество диагностики и эффективность лечения. Наиболее ярко эта зависимость проявляется, например, при такой патологии, как ИБС и острые воспалительные заболевания органов брюшной полости или при тяжелых травмах, где исходы прямо пропорциональны ранней диагностике, своевременной госпитализации и умело осуществленной транспортировке.
В связи с этим в последнее годы вопросам тактики на догоспитальном этапе уделяется все больше внимания. Однако, как показывает анализ, число дефектов, допускаемых в тактике медперсоналом СМП, все еще остается высоким, превышая процент диагностических ошибок в 2-3 раза. Конечно, здесь нельзя сбрасывать со счетов специфику условий, в которых приходится работать врачам и фельдшерам скорой медицинской помощи: работа вдали от базового учреждения, отсутствие элементарных условий для осмотра больного и обдумывания диагноза и тактики, стрессовый характер работы, психологическое давление родственников, переутомление и, самое главное, постоянный дефицит времени, отсутствие возможности наблюдения за развитием заболевания в динамике. Но немаловажное значение в происхождении тактических ошибок имеет и существующая до сих нор недооценка значения тактики в лечебно-диагностической деятельности выездных бригад, отношение к ней как к второстепенному вопросу не только со стороны медицинского персонала, но и, к сожалению, со стороны некоторых руководителей СМП.

 

ТАКТИЧЕСКИЕ ОШИБКИ В РАБОТЕ МЕДИЦИНСКОГО ПЕРСОНАЛА СКОРОЙ МЕДИЦИНСКОЙ ПОМОЩИ

Понятие тактической ошибки

Под тактической ошибкой следует понимать несоответствие действий врача (фельдшера) установленному им (или другим врачом) диагнозу и (или) невыполнение тактических принципов и установок, закрепленных в приказах и методических пособиях министерства здравоохранения, местных органов здравоохранения, ССМП (а также в разработанных в последнее время на их основе т. н. Стандартов скорой медицинской помощи в зависимости от клинико-статистических групп). Неточность или ошибка в диагнозе, неуверенность, сомнения могут быть исправлены с помощью правильных тактических действий. Ошибка же в тактике при жизнеопасных состояниях (или игнорирование тактических принципов), когда время и возможности упущены, может стать непоправимой и привести к летальному исходу или инвалидизации больного. Если диагностические ошибки чаще всего обусловлены недостатком знаний врача и несовершенством медицинской науки, то тактические ошибки, как показывает опыт, — в основном плод недисциплинированности и неисполнительности медицинских работников. Частой причиной тех и других ошибок является недостаточный контроль за лечебной работой в данном ЛПУ и невнимание руководителей СМП к одному из главных ее направлений — вопросам тактики.
Приведем примеры типичных тактических ошибок (схематично):
• При диагнозе «инфаркт миокарда» (нестабильная стенокардия) транспортировка (в машине, из машины) — пешком!
• При диагнозе «аппендицит больному(ой) не предложена госпитализация, оставлен дома.
• При выезде на улицу при диагнозе «стенокардия», гипертоническая болезнь, криз, состояние после обморока, сотрясение мозга (легкой степени)» и других, оставлен на месте.
• При диагнозе «желудочно-кишечное кровотечение; геморрагический шок», попытка поднять АД до 100 (исходное 70/40 мм) путем длительного вливания кровозамещающих растворов, при неудаче — вызов спецбригады на дом (вместо немедленной госпитализации).
• При отказе больного с жизнеопасным заболеванием от госпитализации документально не оформлен отказ (подпись больного, родственников в карте вызова), оставлен дома без уведомления старшего врача, не назначен актив участковому врачу.
• При диагнозе «остеохондроз шейного и грудного отделов позвоночника (лицам старше 40 лет) не снята ЭКГ.
• больному в алкогольном опьянении не проведен детальный осмотр, оставлен на улице, не передан милиции, смерть после отъезда бригады СМП вследствие аспирации рвотных масс.

Пример 1. Фельдшер СМП получил вызов на перевозку больной А., 16 лет, из загородной психиатрической больницы в хирургический стационар с диагнозом (указанным в карте вызова) «обострение язвенной болезни желудка, желудочное кровотечение». В приемном покое дежурный врач вручил ему направление на госпитализацию, где были указаны цифры АД — 85/60 мм рт.ст., ЧСС — 110 уд. в мин. Бледность, низкое АД и тахикардия вызвали сомнения у фельдшера в транспортабельности больной, но дежурный врач заверил его, что состояние больной удовлетворительное, так как ее рабочее АД — 90/70 мм рт. cm., и потребовал немедленной госпитализации. В пути больная потеряла сознание, АД — 60/40 мм pm. cm., пульс — нитевидный. Начаты реанимационные мероприятия. В связи с ухудшением состояния больной фельдшер принял решение вернуться в психиатрическую больницу, хотя находился уже недалеко от хирургического стационара. На обратном пути больная скончалась, в приемный покой был доставлен труп. При оформлении карты фельдшер исказил факт смерти, наступившей в санитарной машине, указав в графе «диагноз» — «вызов к трупу». Таким образом, описанный случай представляет пример сочетания серии грубых тактических и лечебных ошибок, допущенных фельдшером СМП, повлекших тяжелые последствия для больной:
а) госпитализация из приемного покоя нетранспортабельной больной без согласования со старшим врачом диспетчерской;
б) нарушение порядка госпитализации больных в ближайший стационар при ухудшении состояния или наступления клинической смерти в машине СМП;
в) неадекватное оказание экстренной помощи больной при геморрагическом шоке;
г) нарушение правил оформления медицинской документации.

 

Перечень ситуаций, при которых наиболее часто встречаются диагностические и тактические ошибки:
а) внезапные заболевания и несчастные случаи, возникшие на улице, производстве, в общественных местах;
б) впервые возникшие приступу и припадки;
в) сомнительные случаи, когда диагноз не ясен;
г) жизнеопасные осложнения, возникшие у больных в санитарной машине;
с) криминальные и социально опасные случаи;
ж) заболевания у детей до трех месяцев жизни;
з) перетранспортировка больных из одного медицинского учреждения в другое.

 

Заболевания и состояния, пои которых наиболее часто встречаются диагностические и тактические ошибки
1) инфаркт миокарда;
2) кардиалгии различного генеза наиболе часто — остеохондроз шейного и грудного отделов позвоночника);
3) нейроциркуляторная дистопия (НЦД);
4) тромбоэмболия легочной артерии;
5) коматозные состояния;
6) субарахноидальные кровоизлияния;
7) преходящие нарушения мозгового крообращения;
8) субдуральная гематома;
9) гастродуоденальные кровотечения;
10) острая непроходимость кишечника;
11) острый аппендицит (в первые часы заболевания);
12) ущемленные грыжи живота (особенно паховой области);
13) внематочная беременность;
14) нефропатия, эклампсия беременных;
15) менингококцемия у детей;
16) отогенный менингит;
17) пищевая токсикоинфекция;
18) медикаментозные отравления;
19) алкогольное опьянение;
20) переломы шейки бедра;
21) переломы костей таза;
22) переломы костей основания черепа;
23) клиническая смерть;
24) пневмонии.

 

Частота и виды тактических ошибок

Данные о частоте и характере тактических ошибок врачей и фельдшеров Челябинской станции скорой медицинской помощи, полученные при анализе материалов лечебно-контрольной комиссии, свидетельствуют о том, что из всех разобранных дефектов более 30 % приходится на тактические ошибки (в т. ч. и с летальными исходами), тогда как удельный вес диагностических ошибок не превышает 10-12 %. Дело в том, что тактические ошибки сами по себе (в «чистом» виде) встречаются редко (6 %). Обычно же они сочетаются с диагностическими дефектами (94 %), отходя как бы на второй план и создавая видимость благополучия в отношении тактической грамотности медицинского персонала. Это обстоятельство, возможно, и является одной из причин недооценки значения тактики. Несостоятельность такой позиции становится очевидной при анализе тактических ошибок по причинам и видам.
Таким образом, данные таблицы, еще раз подтверждая актуальность темы настоящей работы, акцентируют внимание медицинских работников, в том числе и организаторов СМП, на первопричинах и характере тактических ошибок, выбрать правильное направление по их сокращению.

 

Распределение тактических ошибок врачей и фельдшеров СМП по причинам и видам, %

Причины ошибок  Недесциплинированность  36,0 
Недостаточные знания 30,0
Организационного характера (за счет средств дефектов организационно-методической работы руководителей, диспетчерской и других служб) 25,5
Другие причины 8,5
Виды ошибок  Нарушение правил транспортировки больных 38,0
Нарушение порядка вызова спецбригад 28,0
Нарушение тактических установок при вызове к больным, не нуждающимся в оказании экстренной помощи 20,0
Нарушение порядка назначения активных вызовов участковым врачам 14,0

 

Дефекты в оформлении медицинской документации непосредственно не относятся к категории тактических ошибок, но находятся с ними в телесной взаимосвязи. Встречается немало случаев, когда они невольно отражают допущенные тактические ошибки или становятся источниками их происхождения, а также причиной дисциплинарной или даже юридической ответственности медицинского работника. Последняя обусловлена тем, что любая медицинская документальная форма, и прежде всего карта вызова СМП (приравненная к истории болезни), является юридическим документом.

Пример 2. Фельдшер скорой помощи, осуществивший госпитализацию больной О., 50 лет, с диагнозом "ИБС. Нестабильная стенокардия", предложил ей транспортировку на носилках, но не зафиксировал отказ и подпись больной в карте вызова и направительном листе. Подъехав к больнице, повел ее пешком в приемный покой, где больная внезапно упала и скончалась от инфаркта миокарда. Родственники больной обвинили фельдшера в ее смерти и написали в прокуратуру жалобу, в которой утверждали, что они настаивали на транспортировке на носилках, но фельдшер не выполнил этого требования. Конфликтная ситуация на вызове также не была отражена в карте вызова. После рассмотрения дела в прокуратуре материалы дела были переданы администрации СМП для наложения строгого дисциплинарного взыскания на фельдшера за грубую тактическую ошибку с тяжелыми последствиями для больной и грубые нарушения правил оформления медицинской документации.

Нередко качество заполнения медицинской документации отражает уровень профессиональных и деловых качеств медработника.

Пример 3. Но фельдшера СМП, выезжавшего к трупу больной П., 80 лет, страдавшей хронической ИБС и гипертонической болезнью, поступила жалоба, где родственники обвиняли его в неоказании медицинской помощи матери, которую, по их утверждению, фельдшер застал еще живой. Опровергнуть такое обвинение было трудно, так как в карте вызова не оказалось полноценного описания достоверных признаков биологической смерти. Кроме того, была допущена грубая ошибка в описании величины и формы зрачков, их реакции на свет. Только по результатам патологоанатомического вскрытия и после тщательного клинического разбора на ЛКК удалось подтвердить, что больная погибла до приезда бригады СМП.

Как уже говорилось, погрешности в заполнении медицинской документации не только отражают допущенные лечебно-диагностические и тактические ошибки медицинского персонала (когда, например, истории болезни или карта вызова составлены постфактум), но могут стать источником их происхождения. Документальная погрешность может привести к клинической или тактической ошибкам и различным видам ответственности не только того врача, который ее допустил, но и повлечь ошибки других врачей как внутри данного этапа (например, при повторном вызове СМП), так и на других, соприкасающихся медицинских этапах (поликлиника, стационар) в результате нарушения принципа преемственности в оказании экстренной медицинской помощи.
Часто источником происхождения лечебно-диагностических и тактических ошибок является некачественно заполненная врачом или фельдшером СМП карта вызова. Написание этого документа органически связано с лечебно-диагностическим процессом и отражает клиническое мышление врача, его профессиональный уровень, качество и эффективность медицинской помощи. Как правило, написание истории болезни (карты вызова) предшествует диагностике и выработке программы действий или осуществляется по ходу дела. При этом важнейшим ключевым моментом, определяющим результативность оказания экстренной помощи в любых условиях, является соблюдение т. н. триединого принципа (как при написании карты вызова, так и при осуществлении лечебных мероприятий): «диагноз должен соответствовать клиническим данным, а лечение и тактика — диагнозу». Практический опыт и психология врача заставляют далее действовать его как по закону — обратной связи: «как записано, так и поступаю!». Но даже при соблюдении триединого принципа (как показывают наблюдения) нередко возникают диагностические и тактические ошибки вследствие погрешностей в сборе анамнеза, объективного осмотра больного или неправильной оценки врачом полученных клинических данных и (или) результатов дополнительного обследования. Но наиболее частым источником врачебных ошибок карты вызова становится несоблюдение триединого принципа, когда нарушается логическая связь (в записях и при осуществлении лечебно-тактических мероприятий) между компонентами: «клинические данные — диагноз — тактика» (в среднем до 27 % от всех причин происхождения диагностических и тактических ошибок, по данным анализа работы СМП).

Пример 4. Врач СМП у больного К., 63 лет, при наличии ангинозного приступа длительностью около 1 ч (раньше бывали ли такие приступы — не отмечено), усилении и учащении болей в области сердца (указанных в карте вызова), диагностировал стенокардию покоя, расценил состояние как удовлетворительное, ввел внутримышечно Анальгин 2,0, Димедрол 1,0 и при госпитализации больного доставил его пешком из машины в приемный покой, где больной скончался от инфаркта миокарда. Здесь формально были соблюдены вышеуказанные принципы и требования к заполнению карты вызова и в соответствии с поставленным диагнозом осуществлена транспортировка больного пешком. Причинами же диагностической и тактической ошибки оказались недооценка полученных клинических данных и непродуманная формулировка диагноза (нарушение логической связи между компонентами «клинические данные — диагноз», которые можно было учесть при вдумчивом написании карты вызова).

Кроме карты вызова на догоспитальном этапе важное значение придается другим медицинским документам, в частности тем, которые (при безошибочном заполнении) обеспечивают преемственность в оказании экстренной медицинской помощи больным и пострадавшим как внутри догоспитального этапа, так и между догоспитальным и госпитальным этапами, — информационному листу (составляется на дому выездной бригадой СМП при вызове спецбригады или активном вызове участкового врача), бланку обследования спецбригады, «сопроводительному листу на госпитализацию (ф. 114/у). Дефекты в оформлении этих документов, допущенные одним врачом, нередко влекут за собой диагностические, лечебные и тактические ошибки других врачей данного этапа или врачей смежных со скорой помощью этапов - поликлиники, приемного отделения стационара иногда с тяжелыми последствиями для больного.

Пример 5. Участковый врач, придя к больной Н., 65 лет, страдавшей бронхиальной астмой, ХИБС, - по активному вызову линейной бригады (ЛБ) через 1,5 ч после ее отъезда - застал пациентку в шоковом состоянии. По записям в информационном листе: больной были введены внутримышечно Адреналин 1 мл и Димедрол 1 мл, внутривенно Эуфиллин 10 мл с положительным эффектом. Цифры АД (150/90 мм рт. ст.) и ЧСС (90 в 1 мин), указанные в И.Л. (после однократного измерения АД) не могли прояснить время и причину развития шокового состояния. Со слов родственников, врач СМП перед отъездом ввел больной еще какой-то "сердечный препарат", не указанный в карте вызова. Через 30 мин после отъезда бригады СМП состояние больной стало ухудшаться - "потемнело в глазах". Появились судороги, слабость. Заподозрив инфаркт миокарда, участковый врач вызвала кардиологическую бригаду. Последняя, исключив инфаркт миокарда, в связи с неэффективностью проводимой интенсивной терапии и нетранспортабельностью больной (нарастание бронхоспазма, углубление комы), вынуждена была вызвать реанимационную бригаду. Реаниматологи под защитой инфузионной терапии госпитализировали больную в токсилогический центр с диагнозом "острое медикаментозное отравление, экзотоксический шок". В стационаре на основании анамнеза, клинической картины был установлен точный диагноз "анафилактический шок на введение препарата". В последствии, при клиническом разборе случая, закончившегося выздоровлением больной, выяснилось, что врач СМП не учел, что составной частью введенного препарата является Новокаин. Таким образом, допущенные врачом СМП грубые дефекты в оказании экстренной помощи, оформлении информационного листа (отсутствие записи о введении препарата и повторном измерении АД и пульса) ввели в заблуждение врачей нескольких этапов (участкового, спецбригад и приемного покоя стационара), явились причиной грозного осложнения, затруднили интенсивную терапию, привели к напрасной трате ресурсов СМП и отсроченной госпитализации больной.
Отсутствие в сопроводительном листе записей АД, пульса, введенных лекарств на догоспитальном этапе при необходимости госпитализации больного, нарушая принцип преемственности (особенно при отсутствии передачи больного врачом СМП «с рук на руки» медицинскому персоналу приемного отделения), затрудняют на последующих этапах оценку тяжести состояния больного, причин нарушения сознания, усиления или ослабления болевого синдрома и т.д., а также выбор сильнодействующих и других препаратов и их доз в необходимых случаях.

 

Принципы и методология экспертной оценки тактических ошибок

Хотя тактические ошибки медицинского персонала СМП чаще встречаются не в «чистом» виде, а в сочетании с диагностическими и другими дефектами, однако из-за различий между ними по существу содержания и частоте, а также в силу особого значения, которое придается тактике на догоспитальном этапе, их методологически более правильно рассматривать и оценивать отдельно (там, где это возможно).
В основе экспертной оценки диагностических и тактических ошибок лежат общие принципы. Эксперт устанавливает прежде всего факт допущенной ошибки, далее определяется ее вид, характер («грубая», «негрубая») с последствиями для больного или без них (развитие осложнений, их тяжесть, угроза инвалидизации, благополучный или летальный исход). При этом рекомендуется использовать Стандарты скорой медицинской помощи, регламентирующие объем обследования, лечения и тактики с учетом профиля бригады (линейная, специализированная, БИТ).
При оценке причин происхождения тактических ошибок эксперт должен учитывать наличие объективных трудностей и обстоятельств, которые могли воспрепятствовать принятию правильного решения: неполноценность знаний в вопросах тактики вновь поступившего работника, особенно в период прохождения им испытательного срока, интернатуры; недостаточный стаж самостоятельной работы в линейной бригаде (для фельдшера); конфликтная ситуация на вызове; организационно-технические причины, не зависящие от данного медицинского работника (ошибочные рекомендации старшего врача или диспетчера; неисправность санитарного транспорта, рации, медицинской аппаратуры; необеспечение соответствующими инструментами и учебно-методическими пособиями).
В то же время нужно иметь в виду, что принятие правильного тактического решения в условиях скорой помощи в значительно меньшей степени, чем процесс диагностики, зависит от таких факторов, как отсутствие всеобъемлющей информации по данному заболеванию из-за трудностей сбора анамнеза (нарушение сознания и другие причины), ограничения времени и условий для детального осмотра и наблюдения за больным в динамике, отсутствия необходимой диагностической аппаратуры. Так, если при коме неясной этиологии или отравлении неизвестным ядом линейная бригада не в состоянии установить точный диагноз, то это обстоятельство не должно быть причиной колебаний или помехой для правильных тактических решений: проведения постсиндромной терапии, детоксикации и госпитализации больного с соблюдением правил транспортировки или вызова специализированной бригады по показаниям. Даже врачебный опыт не является в тактических вопросах столь важным фактором, как при установлении правильного диагноза.
Медицинскому работнику СМП достаточно усвоить и выполнять тактические правила, принципы или сформулированные на их основе инструктивные рекомендации и распоряжения, вполне доступные для понимания и исполнения врачу или фельдшеру практически с любым опытом работы на СМП, прошедшему соответствующую стажировку и инструктаж.
Из всего сказанного следует, что круг т. н. объективных факторов, которые могли бы оправдать врача или фельдшера, допустившего тактическую ошибку, значительно уже (по сравнению с диагностикой). Тем более что в ряду причин происхождения тактических дефектов преобладают дисциплинарные нарушения. Поэтому и подход эксперта к оценке тактических дефектов должен быть иным, более строгим. Среди немногих оправдывающих обстоятельств в этих случаях заслуживают внимания следующие:
• недостаточный стаж самостоятельной работы для фельдшера;
• неполноценность знаний вопросов тактики медработника, чаще у вновь поступающих, в период стажировки или прохождения интернатуры;
• организационные причины (когда ошибка произошла вследствие дефектов работы других этапов и служб СМП).
Экспертная оценка случая проводится с учетом всех вышеизложенных моментов. Определение мер воздействия и профилактики ошибок зависит от сочетания тактических, диагностических и других дефектов, а также от тяжести осложнений и других последствий, возникших у данного больного в результате допущенных ошибок. В сложных и конфликтных случаях заключение врача-эксперта или группы экспертов, назначенных главным врачом СМП или ЦРБ, подлежит утверждению на лечебно-контрольной комиссии (ЛКК). При этом проводится клинический разбор и выносится соответствующее решение, включающее:
а) оценку дефекта: грубый, не грубый;
б) с последствиями, без последствий для больного;
в) меры воздействия: дисциплинарное взыскание, сдача зачета по определенному разделу тактики или клинической медицины;
г) направление на курсы усовершенствования, продление стажировки и т. д.
д) оценку профессионального уровня медработника и решение о ходатайстве перед аттестационной комиссией органа здравоохранения о соответствии занимаемой должности.

 

Поэтапный принцип выявления и устранения дефектов и их причин в лечебно-диагностическом процессе (ЛДП)

Поэтапный принцип вытекает из особенностей организационной структуры станции скорой медицинской помощи, определяющей этапность в построении лечебно-диагностического процесса. Отдельные звенья (этапы) ЛДП можно схематически представить следующим образом:
а) группа должностных лиц, непосредственно отвечающих за организацию ЛДП (зав. подразделением СМП, начмед, старший фельдшер, старшие специалисты спецбригад, если они есть);
б) диспетчерская служба;
в) службы обеспечения: аптека, служба заправки медицинских ящиков, кислородных баллонов, автоклавирования, технические службы по ремонту медицинского оборудования, по технике безопасности;
г) выездные бригады.
Таким образом, вся цепочка ЛДП замыкается на выездной бригаде, и это понятно, так как именно она является основной структурной единицей СМП, непосредственно осуществляющей лечебный процесс. Естественно, что наибольшее количество дефектов в лечебной работе приходится на этот важнейший этап.
Но было бы несправедливо и вредно для дела при разборе причин происхождения диагностических и тактических ошибок весь акцент делать целиком на враче или фельдшере, снимая ответственность с других этапов. Факты свидетельствуют о том, что такими причинами могут быть не только недостаточные знания или недисциплинированность медицинского персонала выездных бригад, но и дефекты в работе других этапов (в частности, звеньев «а» и «б» — более чем в 25 % случаев).
Очевидно, что поэтапный принцип выявления и устранения причин диагностических и тактических ошибок должен быть положен (вместе с другими принципами) в основу их анализа, экспертной оценки, разбора на ЛКК и конференциях с участием всех заинтересованных лиц тех этапов, на которых выявлены дефекты.

Ключевые слова: медицинские ошибки, скорая медицинская помощь, тактика ведения неотложного больного.

Источник: Журнал "Врач скорой помощи" 11/2017 (стр. 62-74)

 Почта для сотрудников:

Яндекс.Метрика